Школа открытого диалога
Библиотека ФП
Программа подготовки фасилитаторов
УЧЕБНЫЕ ВИДЕО МАТЕРИАЛЫ
ВИДЕО ОТ КУРАТОРОВ
СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ ДМИТРИЯ шАМЕНКОВА
Практика молчания - блог Дмитрия Шаменкова
ПРАКТИКА МОЛЧАНИЯ пришла в мою жизнь совершенно неожиданным образом. Наверное, все самое важное и ценное ровно так и приходит. В тот момент я много знал о медитации, осознанности, всевозможных развивающих техниках, и даже довольно много практиковал. Но то, что произошло со мной, было из ряда вон выходящим.

Я стал свидетелем одной мощной конфликтной ситуации. На моих глазах спорили мои друзья — мужчина и женщина. Сложно было понять, кто прав. Но я отчетливо видел, что, чем больше один из участников спора усиливал сопротивление другому, пытаясь доказать правоту, тем больше для него ухудшалась ситуация — это я знал наверняка. Мой внутренний сопереживающий голос рвался наружу — мне так и хотелось закричать «Замолчи! Ты же роешь себе яму… Неужели ты не видишь, что делаешь?.. Каждым своим словом ты усугубляешь ситуацию… Остановись…»…

Я не вмешивался в ситуацию, интенсивность моего переживания увеличивалась, и вдруг, на пике моего переживания, я отчетливо осознал, что то, что я хочу выразить, сказать другому человеку — это есть пожелание настоящей медитации. Я вдруг нашёл в себе силы и очень мягко, уверенно, из самого сердца проявил себя, сказав примерно следующее: «вспомни о медитации, сделай её сейчас, помолчи»… Я не помню детально свои слова, но я отлично помню свое переживание, которое описал выше. Именно тогда, именно в тот сложный момент я вдруг отчетливо понял, что

глубинная суть медитации — это прекращение пререкания с миром. Тотально, целиком. Здесь и сейчас.

Физиологически цель определяет наше восприятие. Если мы сопротивляемся тому, что происходит с нами, включая наши чувства, переживания, если мы считаем, что прямо сейчас должно быть по-другому, мы, по факту, не принимаем результата своих целей и попадаем в нейроцикл — наша цель воссоздает переживаемый опыт, добавляется цель сопротивления и борьбы — это отражается в жизни — и в результате вся наша энергия тратится на творческий бег на месте. Декорации меняются, а сценарий всё тот же. Несмотря на кажущееся разнообразие и порой изобилие жизни, мы чувствуем глубокую неудовлетворенность и одиночество. Мало кто может нас понять. А ведь нам по-настоящему плохо — мы сопротивляемся и этому чувству. Мы вынуждены гасить свою неудовлетворенность всем, чем угодно. Так мы становимся зависимыми людьми, потерявшими глубинный смысл жизни и связь с Единым Целым.

Выход совсем рядом — он ближе, чем кончик носа, но спрятан нами самими от нас самих за семью печатями нашего сознания. Нет ничего более страшного и неприятного для нас, чем проживание самого себя. Ведь вся модель творения/борьбы/сопротивления является самой сутью нашей жизни. Мы отождествили себя с ней. А прожить её целиком, проживать себя целиком — это значит завершить эту модель — фактически означает — «умереть». И умирать снова и снова, пока не осознаем, что мы — не есть эта модель. В этот момент мы по-настоящему способны ощутить внутреннюю пустоту и, прожив это переживание, глубокий покой. Обнаружив устойчивость и вневременной характер этого переживания, приняв динамическую изменчивость мира, мы по-настоящему можем проявить и непрерывно проявлять Того, кем мы являемся на самом деле.

Практика молчания — это одновременно Путь и Цель. В мире проявленного нет ничего, что не являлось бы проекцией нашего сознания. В этом смысле стремления за любыми внешними явлениями не способны привести нас к долговременному счастью, и лишь делают нас несчастными. Глубокое принятие, осознание этого факта, систематическое проживание его на практике — это не техника мышления/осознанности/медитации. Это предельно конкретная нацеленность на тотальное проживание и принятие любого настоящего, которое проживается в текущий момент времени 24 часа в сутки. Малейшее сопротивление тому, что я сам проявил, снова запускает цикл созидания/борьбы/разрушения — знаменитое колесо Сансары — единственный способ остановить которое заключается в тотальном принятии самого колеса, неприятных последствий его кручения, а также нашего неприятия колеса и последствий этого неприятия.

Любая практика или техника, которую мы используем для облегчения нашего пути/состояния, будет также иметь последствия в форме усиления этих состояний. Но искренне принимая и наше стремление избавить себя от страданий — и последующие за этим изначальные страдания и последствия нашего стремления к избавлению — как факт жизни, вызванный к жизни нашей целью, мы действительно освобождаемся. Мне кажется, что эта новость носит чрезвычайно позитивный характер — делаем мы что-то для нашего освобождения, или нет — самоосвобождение неминуемо. И свершится оно тем быстрее, чем меньше мы ему сопротивляемся, сопротивляясь жизни в целом. И нет способа ускорить это — ведь любое ускорение будет лишь затягивать реализацию настоящей, истинной цели жизни каждого. Больше говорить нечего — остается только молчать. В этом и есть глубинная суть Практики молчания.

Если вы вдруг столкнулись в ходе своей жизни с негативным переживанием, с неприятностями, и вдруг вспомнили об этих словах, остановитесь и посмотрите внимательно вокруг себя и вовнутрь себя — все, что вы чувствуете, все, что происходит — есть результат ваших целей. Попробуйте осознать всё, что будет происходить в этот момент, как следствие ваших целей. Всё, включая лютое сопротивление происходящему и его результаты, есть результат вашей цели. Не стоит винить себя за это, не стоит винить себя за свою вину. То, что кажется темной ночью души — это час перед рассветом. Позволив быть себе неправильным, позволив быть себе сложным, не соответствующим своим ожиданиям о себе и своей жизни, мы позволяем себе быть вообще.

Прожив себя, мы неминуемо становимся другими — другие сменяют в нас нас самих — и постепенно мы обнаруживаем, что быть другими, быть разными — это наша природа. Мы обнаруживаем себя там, где мы себя никак не находили — в Другом. Из этой связанности, из ощущения глубинного контакта себя с миром, мы можем обнаружить свою настоящую Цель, настоящее предназначение.

Но, если вдруг этого пока не случилось, не стоит этому сопротивляться, с этим бороться — просто примите свое несовершенство, свои текущие цели, которые кажутся какими-то неправильными, их последствия, свои результаты, переживания, отношения с другими как есть. Проживание всего этого — единственный и самый верный Путь и одновременно Цель.

А, если устали, просто остановитесь на минутку, а может быть и подольше — помолчите. Отдохните. И, может быть вы вспомните то, о чем мы говорили здесь и сейчас, и сможете насладиться величайшей Игрой Жизни и своей текущей, буквально текущей, растекающейся роли. Нет никакого будущего, наступление которого сделает наше настоящее счастливым. Стремление к такому будущему делает нас несчастными. Такова глубинная суть Практики Молчания.


Что мне хочется добавить здесь? Практика молчания — точка входа. Ключ. Но это не единственный ключ. Не забывайте, что мы не одни. И помните о том, что для того, чтобы мы смогли воспользоваться этим ключом по назначению, от нас требуется максимальное стремление к честности в жизни во всех отношениях.

Счастлив тот, кому нечего скрывать.

Что такое Практика Молчания?
«Самый верный признак истины – это простота и ясность. Ложь всегда бывает сложна, вычурна и многословна» Л.Н. Толстой «Единственное мое сожаление — в том, что я не кто-нибудь другой» Вуди Аллен Чтобы разобраться в том, что такое практика молчания и в чем ее смысл, сначала нужно коснуться вопроса, что представляет собой сознание. На этот счет есть две противоположных точки зрения:

● сознание формируется материальными процессами

● сознание — само источник материальных процессов

Этот вопрос носит характер вечного спора, который никогда не может быть решен: мы не можем подтвердить или опровергнуть ни одну из этих гипотез, потому что в любом эксперименте будет участвовать сознание экспериментатора, что не даст посмотреть на процесс «со стороны». Чтобы посмотреть на этот вопрос глубже, сначала попробуем разобраться, что представляет собой наше восприятие.


Нейрофизиология восприятия

Если заглянуть в нейрофизиологию человеческого восприятия, можно отметить два любопытных его свойства:

1) Реальность, сенсорная картинка, которую мы воспринимаем, по своей сути представляет из себя прошлое.

Это фундаментальное открытие наука смогла сделать лишь недавно, с появлением возможности синхронизироваться с огромными скоростями — в частности, измерять скорость света и движения сигналов в нашем мозге.

Например, во время разговора с другом вы видите его не в реальном времени: прежде чем попасть на сетчатку вашего глаза, луч света от собеседника проходит путь примерно за 3,336 наносекунд, а потом еще около 150 миллисекунд он обрабатывается в сетчатке, идет по зрительному нерву, попадает в кору головного мозга — и только после этого он предстает в форме картинки, которую мы с вами видим перед собой.

Задержка восприятия может достигать огромных масштабов: так, свет от границы наблюдаемой вселенной идет до нас 13,8 млрд лет — поэтому мы способны видеть то, что происходило задолго до появления нашей планеты, то, что переживала вселенная в первые сотни и тысячи лет после своего появления. Мы наблюдаем далекое прошлое.

Есть еще один интересный факт, которому мы обязаны исследованиям Карла Либета в 80-х годах: когда мы принимаем какое-то решение, участки мозга, отвечающие за этот процесс, «включаются» задолго до того, как мы ощущаем время принятия решения. То есть за 8-9 секунд до того, как мы сделали тот или иной выбор, он уже присутствует в нашем мозгу. Получается, что с задержкой мы воспринимаем не только мир, который считаем внешним по отношению к себе, но и тот мир, который определяем как внутренний. То есть вся наша реальность, все, что мы воспринимаем — все это уже случилось.

2) Цель определяет наше восприятие

Цель определяет наше восприятие — еще один важный нейрофизиологический факт. Мало того, что мы видим прошлое, которое постоянно «достраивается» в нашей голове — мы наблюдаем не «реальную» картину, а ту, которая моделируется информационными процессами в нашем сознании. Иначе говоря, от того, что происходит в нашей голове, зависит то, что именно мы видим.

Соответственно, мы видим не непосредственную реальность, а модель, которую создает наш мозг. И это касается не только сигналов из так называемого внешнего мира — но и наших собственных действий, мыслей и намерений. Поступая в наше сознание, эти сигналы отражаются в сложной картине, представляющей из себя модель реальности, которая постоянно подстраивается под эту действительность.

Здесь можно сделать промежуточный вывод:

Итак, все, что мы воспринимаем на чувственном уровне, представляет собой прошлое. То, что что с нами происходит – это не есть нативное, актуальное переживание текущего момента, так как в момент восприятия каких-то событий или чувств они уже остались в прошлом. Более того — интерпретация этой картинки, то, что мы увидим из всего сенсорного набора стимулов, определяется нашей целью: тем, на что мы ориентированы, какими-то внутренними пресетами, индивидуальными шаблонами восприятия и так далее.

Вернемся к нашим двум точкам зрения на сознание

Как вы помните, первая точка зрения постулирует, что сознание — а также поведение любой живой системы и жизнь вообще — порождается материальными процессами. Эта гипотеза долгое время была господствующей в науке, и сейчас у нее тоже множество последователей.

Разумеется, мы не можем поспорить с тем, что материальные процессы действительно существуют — но, как мы теперь знаем, они находятся исключительно в прошлом, иначе говоря, в модели реальности, которая носит информационный характер. Получается, что все стимулы, которые мы называем материальными, хотя, безусловно, и связаны с живой системой, связаны с нами — но находятся они вовсе не в настоящем моменте: они относятся к прошлому.

Второй важный нюанс — то, что все воспринимаемое нами носит избирательный характер. Как доказал Петр Кузьмич Анохин, живая система не реагирует хаотично на все стимулы подряд: она действует избирательно, выбирая только те сигналы, которые отвечают нашей цели. Если этот процесс нарушен, у человека начинаются психические нарушения: например, при виде постели он автоматически раздевается и ложится спать, при виде чашки чая начинает его пить — это полное отсутствие целевого поведения.

Итак, воспринимаемая нами реальность не существует объективно сама по себе: она представляет собой некий плод взаимодействия между нашим сознанием и действительностью, и это взаимодействие происходит непрерывно. Мы постоянно получаем информацию из окружающего мира, причем эта информация зависит от того, что запрограммировано нашей целью. Проще говоря, материальный мир, реальный мир, но который мы воспринимаем в прошлом, является проекцией сознания каждого из нас.

И еще раз: картинка, которую мы наблюдаем, находится в прошлом, более того — она постоянно подстраивается под наше сознание. То есть мы не просто воспринимаем какую-то объективную материальную действительность, а воспринимаем сам процесс ее восприятия. И этот процесс синхронизирует нас с реальностью, налаживает мост между ней и нами. Поэтому с научной точки зрения установить грань между живым организмом и внешним миром невозможно.


Источники проблем


В нашем сознании постоянно происходит следующий процесс:

● с одной стороны, в нашем сознании есть некая модель реальности, которая определяет картинку, которую мы видим

● с другой — мы наблюдаем эту картинку, «адаптированную» под модель в нашем сознании. И картинка, во-первых, постоянно сопоставляется с этой моделью, а во-вторых, находится в прошлом.

Между этой моделью и наблюдаемой картинкой может быть зазор — он возникает, когда мы считаем, что наше состояние благополучия зависит от картинки, которая уже находится в прошлом. Когда мы, находясь в настоящем, решаем, что для счастья нам нужно соответствовать каким-то представлениям о самом себе, взятым из прошлого, ожидаемое не сходится с действительным, и мы переживаем негативные эмоции, обиду на мир и на себя самого как на часть этого мира.

Забыв о том, что наблюдаемая реальность — лишь проекция нашего сознания, мы получаем зазор между моделью в нашем сознании и той обратной связью, которую ей дает окружающая реальность. И непременное свойство такого люфта — долженствование, чувство, что все должно быть иначе, я должен быть другим, окружающие люди должны быть другими, мир должен быть другим. И как только в наше сознание закрадывается этот момент долженствования, мы начинаем чувствовать себя несчастными.

Чтобы понять, почему так происходит, нужно еще раз поднять вопрос о материи и сознании.

Что первично — материя или сознание?

Как мы видим, на этот вопрос ответить невозможно: материя и сознания тесно взаимосвязаны между собой. Информационные процессы в нашем сознании отражаются в материальном мире, и дают нам обратную связь, которую мы и воспринимаем как реальность. Получается, что в своем настоящем я вижу лишь информационные процессы, но воспринимаю их как материальные.

Наблюдаемая реальность представляет из себя информационный конструкт, который разворачивается в сложную голограмму — и в этой голограмме мы принимаем непосредственное деятельное участие. Более того — эта голограмма создается по сетевому принципу.

Это означает, что с физиологической точки зрения информационная модель реальности в нашем сознании связана с такими же моделями других людей. Более того — на нее влияет информация, исходящая из систем более высокого порядка. Проще говоря, социальные системы, частью которых мы являемся, на информационном и генетическом уровне «запрограммировали» нас на определенное восприятие. Одновременно мы также запрограммированы на социальном уровне на восприятие определенного конструкта реальности. То есть все, что мы видим – это не наше индивидуальное восприятие, а восприятие, которое мы разделяем с множеством людей и других живых систем. Мы все объединены в общее неразрывное поле сознания.

Суть проблемы заключается в том, что зачастую мы не осознаем, что картинка, которую мы наблюдаем в своей жизни, является проекцией нашего индивидуального сознания и проекцией связи между нашим и целостным сознаниями.

К чему это приводит?

Наше поведение относится к прошлому — но информационная модель, определяющая наше восприятие и поведение ("цель"), всегда находится в настоящем. Когда в эту модель попадает информация, что для нашего счастья окружающая реальность и наше поведение должны соответствовать каким-то представлениям и факторам, относящимся к прошлому, как только мы начинаем чувствовать неудовлетворенность от этого несоответствия — сразу же цель в нашем сознании замещается информацией из прошлого.

Таким образом, в сознании возникает цикл, который отдаляет нас от информационного пространства, в котором мы связаны с окружающими людьми и миром вообще. Как только мы забываем, что наша реальность — это результат проекции наших личных целей, и начинаем желать, чтобы эта реальность была другой, в этот момент в сознании возникает нейроцикл, который делает нас нечувствительным к действительности. Этот нейроцикл нарушает нашу способность к восприятию, потому что мы начинаем воспринимать исключительно прошлый опыт — не результат информационного взаимодействия с реальным миром живых систем, с целостностью, с другими людьми, с моделями других людей, с осознанием истины других людей — а плод «зацикленности» на самом себе, на собственном представлении о том, какой должна быть реальность. Этот цикл начинает начинает определять то, что мы воспринимаем, отдалять нас от мира и заставлять нас бороться с ним, манипулировать им, оказывать на него насилие, в том числе психологическое (искажение и ложь) — и все для того, чтобы получить нечто, чего, как нам кажется, не хватает в этом отсоединенном состоянии сознания. Но эта нехватка – это всего лишь иллюзия.

Этот барьер уничтожает способность чувствовать удовлетворенность от жизни. Если ожидаемое постоянно не соответствует действительному – это хронический невроз, который приводит к патологии, как к психологической, так и психосоматической. Поэтому мы стремимся избавиться от этих чувств, каким-то образом вытеснить их — и тут в ход идет алкоголь, наркотики, секс, какие-то новые концепции — все, что может улучшить наше эмоциональное состояние. Все эти действия еще дальше уводят нас от наших чувств.

Так мы постепенно теряем контакт с миром и другими людьми. У нас возникают проблемы в отношениях с близкими, с друзьями, с людьми, которые нас окружают. Постепенно теряется способность к творческой реализации — потому что, плохо чувствуя людей, их потребности, тенденции, мы не можем быть актуальными миру — нам мешает барьер долженствований, бесконечных «должен», накопленных в нашем сознании.

Продолжая бороться против несоответствия ожидаемой картины действительной, человек рано или поздно приходит к тому, что все чувства вытесняются окончательно. Блокируясь от действительности, он теряет контакт с ней, что приводит к саморазрушению и отсоединению от реальности. Человек уходит глубоко в себя, забывая, кто он вообще есть; внутри него появляются элементы, которые вроде бы являются его частью, но не имеют с ним контакта — например, рак. В итоге контакт с информационной реальностью отсекается полностью. И мы, не реализовав себя, с сожалением о той жизни, которая должна была бы соответствовать нашим ожиданиям о ней, погибаем. Умираем полностью. Для такой смерти нет никакого продолжения жизни — потому что человек умер еще при жизни, прекратил взаимодействие с реальностью, подменив её картинкой того, какой она должна быть. По сути, в этот момент он уже прекратил существование.

Практика молчания

Мы не сможем перестать вытеснять чувства, пока не вернемся к контакту с реальностью на уровне простых чувств, на уровне базового интуитивно-чувственного восприятия. На протяжении жизни нас учили быть не такими, какие мы есть, нас заставляли верить, что для счастья мы должны соответствовать чьей-то модели, заслужить похвалу других людей. Но это, наоборот, делает нас несчастными: ведь мы идем против своей природы, ошибочно совершаем массу действий лишь для того, чтобы отвечать чьим-то ожиданиям. И что страшно – мы точно так же относимся к окружающим, навязывая им свои представления о том, какими они должны быть.

Самый простой выход из этой ситуации – это свобода от долженствований. Если просто объяснить это человеку, он сначала испытывает шок, поскольку перед ним открывается невероятная свобода, и он не знает, что ему делать. Поэтому приходится возвращаться к самому началу и шаг за шагом учиться взаимодействовать с реальностью, восстанавливать контакт не из состояния «должен», а из состояния «хочу делать» и «мне никто не должен». Учиться договариваться из этого состояния делать то, что мы реально хотим, но при этом договариваться с другими людьми, потому что без честности это не работает. Честность необходима, чтобы интегрироваться в реальность, потому что искажая информацию, исходящую от нас, мы автоматически будем получать искажения в этой цели в прошлом. Если я буду оказывать насилие, я буду автоматически получать насилие. Суть практики молчания сводится лишь к тому, чтобы осознать: любая форма долженствований в отношении самих себя и реальности является просто искажением. Небольшое замечание: если мы скажем, что таких искажений быть НЕ ДОЛЖНО в нашей жизни — это тоже будет долженствованием и искажением. Поэтому все вышесказанное — это не правило, которому все должны следовать. Это лишь факт, который раскрывает понимание мышления и объясняет, что мы ничего не должны и никто нам ничего не должен.

Практика молчания вся сводится к тому, что мы перестаем препираться с жизнью, объясняя, что мы что-то должны или нам кто-то что-то должен. Это все — лишь искажения в матрице восприятия реальности. Матрице, где вместо того, чтобы познать этот мир как единство двойственности модели реальности и переживаемой реальности, вместо того, чтобы познать это как вечный процесс, поток движения – мы пытаемся привязаться к материальной структуре, которая, по сути, является иллюзией прошлого.

На каком бы этапе жизни мы не находились, мы постоянно воспринимаем сигналы из реальности, которые, по сути, уже являются прошлым. И глупо думать, что реальность может и должна соответствовать каким-то нашим ожиданиям. Реальность не должна и не может быть другой, – точно так же, как и мы сами.

И важно не только осознать природу долженствований и их источник — важно научиться время от времени приходить в момент настоящего для того, чтобы просто синхронизироваться с реальностью, прийти в себя, восстановить силы. Для того, чтобы увидеть весь этот набор долженствований, который нам мешает жить спокойной жизнью в настоящем и, проецируясь на реальность, создает ветряные мельницы, с которыми мы постоянно боремся. И сделать это проще всего, когда мы осознанно выделяем время специально для нашего состояния покоя.

Как проходит практика молчания

Во время практики молчания мы приходим в состояние, при котором мы не заняты никакой активной внешней деятельностью: разговором, размышлением, слушанием, действиями. Мы выделили время, чтобы отдохнуть, отдышаться, побыть наедине с самим собой. Как только мы это сделали, все, что мы видим и воспринимаем в реальности – это наше сознание, наша модель. И если в ней присутствуют интенции «я должен» и «мир должен», мы знаем, что это искажение по отношению к нашей цели быть счастливыми и здоровыми людьми.

Во время практики мы находимся в состоянии диалога с жизнью, а не в состоянии страха и борьбы с миром, который нас пугает, который для нас непостижим, магичен, огромен, и находится где-то далеко. Мы возвращаемся в момент настоящего, просто выделив время — которого, по сути, не существует, оно иллюзорно. Не существует прошлого, не существует будущего. Существует лишь только непосредственно и постоянно переживаемое информационное настоящее. В нем есть модель будущего; есть поток чувств, который переживается в настоящем; есть модель прошлого, в которой мы счастливы, либо нет — в зависимости от того, насколько мы способны принимать этот поток переживаний и проявлять себя в нем максимально честно. Выделяя в нашем настоящем время, мы приходим в момент, где остаемся наедине с самим собой и с этой моделью — и сразу же видим, что нам мешает быть счастливым.

А как правильно?

Во время практики молчания постоянно возникают вопросы, как «правильно» это делать: сидя, лежа, стоя, сколько минут, как часто и так далее. Все это — тоже долженствования, поэтому не нужно о них думать. Когда вы заходите в практику молчания, вы уже достойны того, чтобы практиковать. Как только мы замолкаем, приходим в момент настоящего и осознаем, что сейчас мы имеем дело с реальностью и и мы видим свое проявление в ней, мы можем увидеть и осознать все эти «должен» в нашем сознании.

Состояние молчания – это необычное состояние жизни, сознания, во время которого мы находимся в прямом контакте с реальностью. И всё, что лишь нам мешает быть счастливыми в этом состоянии – искажения, противоречия нашего сознания. Но осознавая их, мы исцеляемся, иначе говоря — становимся более целыми, принимаем части себя. Приведу пример: например, во время практики у вас возникло долженствование «надо лечь». Вы его осознаете, принимаете, что это долженствование. И если хотите — ложитесь, но не потому, что кому-то должны это сделать, а потому, что вам захотелось это сделать. Несмотря на то, что вы осознали это как долженствование. Важно не пытаться сопротивляться, доказывая самому себе и реальности, что мы свободны от долженствований. Нет такой цели — доказывать что-то кому-либо во время практики: вы просто осознаете себя в этот момент.

Касательно регулярности практики — это тоже полностью ваш выбор. Вы можете это делать как систематически, так и время от времени — когда вы почувствовали, что отклонились, и вам реальность присылает привет в виде неприятных переживаний, чувств, которые говорят о том, что вы отсоединились от общего потока сознания, закопавшись где-то в себе.

По сути, для практики молчания необходимы два условия:

1) Во-первых, это четкое понимание, что любые долженствования не соответствуют здоровой цели. Испытывая их, нельзя стать счастливым, творчески реализовать себя и помочь в этом другим. Поэтому «не должен», а «хочу». Если вы уж и считаете, что вы должны что-то сделать, делайте это осознанно, потому, что хотите это сделать.

2) Во-вторых, нужна максимальная честность во всех отношениях. Когда мы искажаем любую исходящую от нас информацию, это свидетельствует о нашем намерении манипулировать миром, о том, что мы его отделяем от себя. Любая форма искажений, манипуляции, лжи будет приводить нас к фундаментальным проблемам и нарушениям в нашей жизни и здоровье.

И еще одно замечание: считать, что искажений в мире «не должно» быть — тоже долженствование. Поэтому искажения – это неотъемлемая часть мира. Нужно просто знать, откуда берутся проблемы.

Синхронизация с реальностью

В практике молчание главное — синхронизация с реальностью, возможность услышать реальность, увидеть энергообмен между ней и собой, познать его настоящую природу за пределами всех образов, которые сгенерированы историей, превратившейся в миллиарды застывшей информации вокруг нас.

Но значит ли это, что мы не можем синхронизироваться с действительностью в какой-то другой момент времени, вне практики? Нет, не значит: мы с ней синхронизируемся всегда. Важно помнить, что мы постоянно находимся в процессе энергоинформационного обмена с реальностью. Поэтому в любой момент, когда нам показалось, что что-то в нашей жизни должно быть по-другому, надо вспомнить, что «нет, не должно» и вновь синхронизироваться с реальностью. Таким образом в нашей жизни возникает как регулярная, так и нерегулярная практика. И, конечно, почувствовать нашу синхронность с реальностью и друг с другом проще, если мы окружены единомышленниками. Чем больше людей осознает, что мы ничего не должны друг другу, чем больше стремятся договориться и быть максимально честными, тем лучше работает наше коллективное сознание.

Чем лучше мы синхронизированы с реальностью, чем сильнее наша взаимосвязь с ней, чем лучше мы ее чувствуем — тем лучше мы реализуем себя, свое предназначение, тем больше мы способны быть в состоянии потока и помогать другим людям жить такой же счастливой жизнью. Вот в чём фундаментальная суть практики молчания. Можно по-разному называть это слово: «медитация», «випассана», «осознанность», «mindfulness», «практика внимательности», «цигун», «нейгун» и так далее — название не имеет значения.

Во время практики настолько раскрывается творческий потенциал, что может возникнуть множество разных желаний, любых: просто подурачиться, попрыгать, подтянуться на турнике, что-то приготовить, порисовать эбру, сделать браслет или провести вебинар на эту тему... Не имеет значения, как вы будете реализовывать себя в этом мире, но вы не должны соответствовать чьим-либо представлениям о том, каким вам быть и какой путь для себя выбрать. Это чувство свободы творчества, чувство синхронности с реальностью и делает нас полноценными и счастливыми.

Понимайте суть этого процесса, помните о цели, освобождайтесь от долженствований, будьте максимально честными с людьми, которые вас окружают, общайтесь с единомышленниками и живите счастливой жизнью — больше ничего для этого не нужно.

Напоследок привожу список литературы, из которой можно подробнее узнать о нейрофизиологии, принципах функционирования нашего мозга, работе нашего восприятия и о многом другом, что лежит в основе нашей Системы управления здоровьем.

● П. К. Анохин «Философские аспекты теории функциональной системы», «Опережающее отражение действительности»

● К. В. Судаков «Функциональные системы»

● Дэвид Бом «Развертывающееся значение»

● John Archibald Wheeler «Information, Physics, Quantum: The Search for Links»

● Роберт Ланца «Биоцентризм. Как сознание создает Вселенную»

● Сет Ллойд «Программируя Вселенную: Квантовый компьютер и будущее науки».

● Крис Фрит «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир»

● Дэвид Дойч «Структура реальности. Наука параллельных вселенных», «Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир»

● Сэма Харрис «Ложь. Почему говорить правду всегда лучше»

Статья в Forbes - Эпидемия одиночества: что укорачивает жизнь сильнее болезней, фастфуда и алкоголя
Чем выше человек по статусу, тем более он одинок. Самыми одинокими часто оказываются президенты стран и компаний, которым доступен люкс максимальной изоляции. Ровно поэтому медиа так шумно радуют публику заголовками, как мэр Лондона едет домой в метро, президент Норвегии — на работу в парламент на велосипеде, а бизнесмен Виктор Вексельберг с чиновником Вячеславом Володиным замечены на рейсе «Победы» в Саратов, — разумеется, в эконом-классе, там другого и нет. Да, симпатично, когда большие люди выглядывают из своего бункера — и это яркая иллюстрация того, что их бункер не только точно существует, но и в будничном режиме надежно задраен.

Жизнь в одиночку, на самом деле, выгодная схема: общение давно стало не обязательным для выживания, с сотрудниками или подчиненными все можно решать по имейлу (так меньше раздражают), вещи и еду заказывать онлайн. А диджитализированная Москва особенно в этом смысле продвинулась: можно самоизолироваться со всеми удобствами.

И бункеры есть у всех, но разной степени комфортности. Новость для тех, кто в бункере — эта позиция не только удобна, но также разрушительна для здоровья: наш мозг не приспособлен к нему на уровне нейронов.

Посмотрим на это сначала с точки зрения новых эволюционистов.
Механизм эволюции: кооперация, а не выживание

Когда приходит наводнение, муравьи могут небольшое время плавать на поверхности воды за счет пузырька воздуха в микроволосках. Но так они имеют мало шансов для выживания. Оказавшись рядом друг с другом, они быстро цепляются челюстями один за другого и формируют структуру, напоминающую плот. Он уже не тонет: поверхностное натяжение воды позволяет муравьям в составе группы преодолевать десятки и сотни километров. На поверхности плота в безопасности сохраняются муравьиная царица, яйца, личинки и куколки. Муравьи непрерывно меняют друг друга — те, кто находятся внизу, перебираются наверх, а верхние «принимают вахту». В таком виде муравейник может путешествовать неделями, пока не достигнет суши.

Движущая сила эволюции — не выживание, а сотрудничество. Это открытие Мартина Новака, руководителя группы эволюционной динамики Гарвардского университета, профессора биологии и математики, перевернуло представления ученых с ног на голову. Начав от муравьев и потом перейдя к другим сообществам, он приводит к выводу, что неродственная кооперация — объединение вокруг общих целей — лежит в основе появления суперорганизмов.

Появление полезных результатов совместной деятельности, когда созданы решающие преимущества для выживания, приводит к закреплению достигнутого успеха в генетическом коде, — и резкому скачку эволюции. На последующих ее этапах конкуренция осуществляется уже между группами, и среди них снова выживает тот, кто умеет объединяться и способен проявлять альтруизм, а не тот, кто сильнее.

Этот факт закрепился и в нашей индивидуальной биологии. С тех пор, как итальянский нейробиолог Джакомо Риццолатти, профессор Пармского университета, открыл зеркальные нейроны, стало понятно, что наш мозг на самом базовом уровне буквально «сконструирован» таким образом, чтобы мы были непрерывно связаны друг с другом — наш мозг попросту не рассчитан на одиночество.

Люди как нейроны в нейросети человечества

Наверное, каждый из нас случайно оказывался участником конфликтных ситуаций, зайдя не в ту дверь. Если мы вдруг зашли на кухню, где только что поругались люди, нам ничего не нужно говорить, — мы физически чувствуем: «в воздухе висит напряжение».

Мы действительно хорошо чувствуем состояние окружающих нас людей, потому что от этой способности зависело наше выживание в ходе двух миллионов лет эволюции нашего рода. С точки зрения социальной нейробиологии, мы с вами — это огромная нейросеть, в которой роль нейронов выполняет мозг отдельных людей.

Доцент психологии Гарвардской медицинской школы Джудит Джордан говорит по этому поводу следующее: «Модель отделения своего «я» ошибочно основывалась на предположении, что мы от природы создаем более прочные границы, получаем власть над другими людьми и конкурируем за ограниченные ресурсы. Взаимозависимость помогает нам понять, что человеческие существа процветают в отношениях, которые дают возможность обеим сторонам развиваться и вносить свой вклад в формирование благоприятной связи друг с другом».

«Все мы — части социальных сетей, — говорит известный биолог Николас Кристакис, профессор социальных и естественных наук Йельского университета, — а это значит, что волны от событий, происходящих с другими людьми – не важно, знакомы ли мы с ними или нет, расходятся по сети и доходят до нас. Ключевой фактор, определяющий наше здоровье – это здоровье окружающих».

Как это работает? Например, есть исследования, где показано, что если друг вашей сестры с избыточным весом — это влияет на ваш набор веса, хотя вы с тем человеком можете быть вообще не знакомы.

Программирование здоровья

Качество отношений с людьми, которые нас окружают, буквально программирует наше психологическое и физическое здоровье. До недавнего времени это было не очевидно. Но с появлением инструментов для работы с большими данными мы увидели, что нарушение связей между отдельными частями социального организма приводит к болезням на уровне отдельных людей. Так же, как и нарушение связей между частями тела всегда в конечном итоге проявляется в форме клеточной патологии.

Впервые это было описано в медицинской литературе в 1964 году, в журнале JAMA. В американском городке Розето, в штате Пенсильвания, в 1961 году состоялась встреча местного доктора с деканом медицинского факультета Университета Оклахомы Стюартом Вулфом, на которой доктор поделился тем, что ни разу не встречал в своей практике пациентов из Розето моложе 65 лет с болезнями сердца. Это наблюдение противоречило происходящему в стране — инфаркты в это время приобрели в США характер эпидемии и стали основной причиной смерти людей моложе 65 лет.

Вулф заинтересовался и организовал в Розето «медицинский десант» из студентов и коллег — вместе они внимательно обследовали жителей города, изучили свидетельства о смерти за длительный период времени, а также записи врачей и родословные. Результаты оказались странными: ни один житель моложе 55 лет не умер от инфаркта и не имел никаких сердечных заболеваний. Среди людей старше 65 лет смертность от болезней сердца составляла половину от средних показателей по стране. Смертность от всех других причин была на 30-35% ниже.

Также наблюдения показали, что никаким ЗОЖем розетонцы не увлекались: 41% потребляемых ими калорий приходится на жиры — жители Розето жарили на свином жире, толстые пиццы прогибались под тяжестью сосисок, пепперони, салями, ветчины и яиц. Сладости, печенье и соленые баранки присутствовали в рационе круглый год. Многие курили табак без фильтра, страдали от ожирения, совсем не занимались спортом. Изучили медицинские карты родственников жителей Розето, чтобы исключить влияние вероятных защитных генов. При этом исследование жителей старше 65 лет из близлежащих городков Бангор и Назарет показало, что в них смертность от сердечных заболеваний была в три раза выше, чем в Розето. В команде профессора Вулфа был медицинский социолог Джон Брун. Он обратил внимание на уникальную социальную структуру Розето, — что привело группу ученых к выводу, что именно она защищала жителей городка от стрессов и вызванных ими болезней. Социологи из команды Вулфа наблюдали, как розетонцы ходят в гости, болтают по-итальянски на улицах и готовят угощение друг для друга. Познакомились с огромными кланами, составляющими социальную структуру города. Видели, как под одной крышей живут три поколения и каким уважением пользуются пожилые люди. Посетили мессу и прочувствовали, как церковь успокаивает и сплачивает собравшихся в ней людей. Насчитали 22 общественные организации в городке с населением в 2000 человек. Прониклись духом равноправия: богатые не выставляли напоказ свое богатство и помогали менее удачливым справляться с невзгодами.

Общительные меньше умирают от онкологии

А в 2010 году в PLoS Medicine был опубликован мета-анализ, выполненный под руководством профессора психологии и нейронаук Университета Бригам-Янг Джулианны Холт-Лунстад, в который вошло 148 исследований и данные более 300 тысяч человек. Было показано, что более сильные социальные связи дают 50%-ное снижение риска ранней смерти. Причем умение дружить и общаться работает как более мощный антидот по сравнению с фактором физической активности.

В 2015 году этой же командой был проведен второй метаанализ семидесяти научных работ, в которых приняло участие уже более 3,4 млн человек из Северной Америки, Европы, Азии и Австралии. Исследование оценивало, какое влияние могут оказать социальная изоляция, одиночество или проживание без семьи и друзей на преждевременную смертность. Учитывали семейное положение, размер социальной сети и глубину участия в ней. Результат: все три фактора оказались одинаково значимы, а сила их воздействия в 2 -3 раза превышает влияние фактора ожирения, который до недавнего времени считался ключевым риском.

Еще одна цифра: женщины, которые были социально изолированы до постановки диагноза рак молочной железы, имели двукратно повышенный риск смертности от рака по сравнению с женщинами, которые были социально интегрированы, — это уже результат исследования команды Калифорнийского университета в Сан-Франциско под руководством Кэндайс Кренке.

Толстые, потому что одинокие. А не одинокие, потому что толстые

Американская страховая система Medicare в середине 2000-х годов решила проверить, как работают ли известные диеты на снижение веса. Это исследование по заказу Medicare выполнил Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе в 2007 году под руководством Трейси Манн. Метаанализ тридцати одного долгосрочного исследования результатов похудения с помощью различных диет, в сочетании с физкультурой и другими факторами и без оных, на сотнях тысячах человек с различными степенями ожирения и просто избыточным весом — позволил сделать вывод: долгосрочный эффект от диет в среднем практически нулевой, а часто — и отрицательный!

А сохранить результаты, достигнутые в ходе курса диетотерапии, удается лишь немногим участникам программ по снижению веса, большинство же через несколько лет возвращают все потерянные килограммы и даже обгоняют в весе тех участников исследования, которые к диетам не прибегали.

Трейси и ее команда пытались разрешить практический вопрос: имеет ли смысл тратить деньги госпрограммы медицинского страхования на диетологов и их методы — при том что связь ожирения с повышенными заболеваемостью и смертностью не вызывает сомнений.

И пришли к выводу, что к нарушению пищевого поведения людей также приводит чувство одиночества — оно является первопричиной.

Чем занимаются в министерстве по делам одиночества

В прошлом году власти городка Фром в округе Сомерсет (США) запустили пилотную программу Health Connection Meeting, в рамках медицинской страховки. Теперь терапевты прямо в рецептах прописывают «улучшить уровень дружбы» пациентам с теми или иными хроническими или тяжелыми болезнями, и направляют не только в аптеку, но еще и к health-connectors — это волонтеры, которые помогают связать человека с тем или иным сообществом. Можно выбрать себе клубы по интересам, — танцевальные, рукодельные, научные. По итогам первого года работы программы в Фроме сократилось число госпитализаций на 40 % в течение двух лет по сравнению с другими городами в округе.

В Англии этот опыт сейчас собираются масштабировать. В 2018 году премьер-министр страны учредила в правительстве пост министра по одиночеству, и в том же году была запущена государственная программа «Стратегия по вовлечению одиноких», призванная решить проблему, выросшую до масштабов страны.

Минус смартфон

Привычная картинка - стол в ресторане, где все молча едят, уткнувшись в смартфоны, не глядя друга на друга. Еще один парадокс новой изоляции связан с революцией удаленного общения, мессенджеров. С одной стороны, Facebook и Instagram устраняют любые барьеры, а с другой — эти способы общения полируют изоляцию. Люди вроде как связаны, а на самом деле не вместе, эмпатический обмен не работает. А если чувства не находят разрешения на психологическом уровне, то обязательно вылезут на телесном.

Можно говорить на уровне слов, но без чувственного обмена — тут происходит та самая вредоносная блокировка, которая потом «оседает» в организме болезнями. Можно иметь множество друзей на работе и вне ее, формально быть в браке, но ни с кем не иметь доверительных отношений.

Поэтому группы «Открытого диалога» — моя основная методика — создаются как такие кластеры по тренировке дружбы и эмпатии, где люди практикуют свои эмоции в режиме реального времени. Мы смотрим, как чувства других людей влиять на нас, отслеживаем и принимаем свои чувства, учимся завершать эмоциональные циклы. И за очень короткое время эта работа приводит к возникновению мощной близости, теплоты и синхронизации с полем группы. Я уже несколько лет провожу такие тренинги в компаниях, прежде всего с топ-менеджментом. В 2015 году обучение осознанному управлению своим здоровьем и открытому диалогу прошли ста руководителей верхнего уровня компании «Таграс — Ремсервис» (ранее — «Татнефть — Ремсервис»), где работает четыре с половиной тысячи человек. Метрики по результатам тренинга показали: работа команды стала более стабильна, повысилась скорость и точность при передаче информации между сотрудниками. И в то же время выпускники отмечают, что улучшилось самочувствие и взаимоотношения в семье.

«Люди поднялись на новый уровень продуктивного общения, доверия, сверки целей, конструктивного обсуждения в решении вопросов, отношения собственному здоровью, — написал в отзывах руководитель компании Айрат Закиров. — Мы высвободили внутренние ресурсы для достижения целей и получили колоссальный результат. Конечно, не только за счет этого тренинга, но в целом: в момент выхода из состава «Татнефти» объем работ нашей компании был 6 млрд рублей, сегодня мы зарабатываем порядка 14 млрд рублей».


ВСЕМ ИСКАТЕЛЯМ ИСТИНЫ ПОСВЯЩАЕТСЯ
Что такое «найти Истину»?

Предполагается, что мы знаем, что такое Истина, — то есть ее образ запечатлен в нас самих, на структурах акцептора результата действия* (АРД). Наш организм перебирает «внешние» информационные потоки на предмет их соответствия модели Истины. Мы думаем, что рано или поздно найдем во внешнем мире то, что соответствует нашему внутреннему представлению об Истине.

Мы предполагаем, что Истина — это нечто, что не содержит лжи. По всей видимости, мы предполагаем, что мы сами не содержим лжи, раз мы уверенно ищем Истину.

С точки зрения физиологии наше восприятие и поведение целиком и полностью определяется нашей целью. Если на протяжении своей жизни, стремясь к сохранению физического, психического, социального, экономического или духовного благополучия, мы допускаем в любой форме ложь, это говорит о том, что на наших АРД запрограммированы искажения.

Если во внутреннем образе жизни есть искажения, получается, что, когда мы ищем Истину во внешнем мире, мы руководствуемся искаженным, ложным представлением о ней, и поэтому не сможем ее найти, потому что так устроены.

Получается, что путь к Истине (переживая которую, мы ощущаем полное физическое, психологическое, социальное, экономическое, духовное благополучие) — это, в первую очередь, выявление и устранение лжи — искажений при передаче информации. Именно устранение любых проявлений собственной лжи помогает выявить и устранить внутренние искажения, запрограммированные на АРД, и, тем самым, приблизить проявление Истины в нашей жизни.

По мере устранения искажений на АРД, картина ожидаемой и наблюдаемой реальности все больше и больше совпадает, постепенно обнажая Истину (соответствие ожидаемой картины Истины и реальности) и справедливость во всем, что нас окружает, включая нас самих. По мере устранения искажений, мы начинаем более ясно видеть источник наших действий за пределами нашего индивидуального сознания и причинно-следственную связанность всех явлений, происходящих в мире.

Реализуя непрерывное, 100%-ое следование честности, мы все больше и больше начинаем осознавать себя в настоящем, замечая вокруг не проблемы, а возможности для творческой реализации нашего настоящего предназначения.

Друзья, то, что мы отправляемся на поиски Истины, говорит о том, что мы ее потеряли. Это, в свою очередь, говорит о том, что в образ реальности, находящийся в нашем индивидуальном сознании, попали искажения, делающие этот образ неадекватным настоящему. Наличие искажений во внутреннем образе делает невозможным обнаружение Истины и превращает нашу жизнь в её бесконечный циклический поиск — «сизифов труд» — процесс, неспособный привести нас к практическому результату.

Получается, что единственный путь к Истине (при ощущении ее потери) — это осознание того, что Истину «потерять» во внешнем мире невозможно, как и невозможно ее там «найти». Поэтому единственное, что мы можем сделать — это стремиться всегда быть честными и тотально принимать мир вокруг и внутри самих себя как то, что есть, что совершенО -совершЕнно и не может быть другим по факту.

Истина сама проявит себя во всем по мере устранения искажений на АРД, если мы перестанем использовать заведомо ложный образ для ее поиска и не будем тратить свою энергию впустую.

Если вы чувствуете, что потеряли Истину — остановите поиск… Осознайте, что вы идете за ложной целью…

Вы не могли потерять Истину, и не потеряете ее никогда. Дух сомнений, лукавый, путает вас — не идите у него на поводу, отправляясь на поиски Истины.

Истина внутри нас, истина во вне нас. Все есть Истина.

*Акцептор результатов действия — это аппарат, программирующий результаты будущих событий. В нем актуализирована врожденная и индивидуальная память животного и человека в отношении свойств внешних объектов, способных удовлетворить возникшую потребность, а также способов действия, направленных на достижение или избегание целевого объекта. Нередко в этом аппарате запрограммирован весь путь поиска во внешней среде соответствующих раздражителей. Предполагается, что акцептор результатов действия представлен сетью вставочных нейронов, охваченных кольцевым взаимодействием. Возбуждение, попав в эту сеть, длительное время продолжает в ней циркулировать. Благодаря этому механизму и достигается продолжительное удержание цели как основного регулятора поведения. (академик РАМН, профессор К.В.Судаков).

НТИ 20.35, статья: "Открытый диалог: как построить здоровое сообщество"
Образовательный интенсив для региональных университетов «Остров 10-22» стал одним из главных событий лета на платформе Национальной технологической инициативы и Университета 20.35. В работе самой востребованной площадки образовательного форума – Клубе мышления – принял участие Научно-образовательный центр Сеченовского университета «Информационные и социальные технологии в медицине». Директор центра Дмитрий Шаменков провел обучающие курсы и представил Лабораторию открытого диалога.



Дмитрий Шаменков - врач, доктор медицины, выпускник Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. С отличием окончил факультет научно-педагогических кадров (теперь – международная школа «Медицина будущего»). Лауреат премии Правительства РФ для молодых ученых. Разработчик инновационного проекта «Система управления здоровьем». Научные интересы: молекулярная и нейробиология, фармация, социальная физиология, традиционная медицина стран Азии и Тихоокеанского региона.







Пять вопросов профессионалу: отвечает Дмитрий Шаменков



– Дмитрий, что стало главной темой «Острова 10-22»?

– Образовательный интенсив «Остров 10-22» прошел в Сколковском институте науки и технологий. Ключевые темы: цифровая трансформация вузов, создание команд, способных внедрить инновационные методы образования и научных исследований, формировать новые социальные модели и организационные структуры.

– Вы, как представитель Сеченовского университета, вошли в число ведущих экспертов и стали ментором Фонда «Сколоково» на «Острове 10-22»?

– Да. Сеченовский университет – признанный пионер цифровизации, поэтому именно в этом качестве мы были приглашены к участию в интенсиве. В университете развернут и успешно работает Научно-технологический парк биомедицины (science.sechenov.ru), в рамках реализации дорожной карты проекта «5-100» созданы институты стратегического развития. В январе 2019 года, в дополнение к действующей онлайн Школе открытого диалога (opendialogue.space), был создан НОЦ «Информационные и социальные технологии в медицине» и сейчас мы работаем над новыми проектами в сфере цифровизации.

В формате образовательного интенсива «Острова 10-22» мы были единственным медицинским вузом на экспертной площадке и провели обучающие курсы по темам здоровьесбережение и адаптивное мышление – они оказались чрезвычайно востребованными. Цифровая трансформация, наряду инновациями в инфраструктуре требует изменений в системе управления, корпоративной культуре, социальных коммуникациях, а здоровье людей – фундамент для инноваций и одна из ключевых целей национальных проектов и технологических инициатив.

– Для вас и команды Центра «Информационные и социальные технологии в медицине» участие в «Острове 10-22» было полезным, открыло новые горизонты?

– Безусловно. Это колоссальный опыт, обмен мнениями, подтверждение того, что мы выбрали правильную стратегию. Стратегия универсальна и может быть внедрена в других вузах. Суть в том, что для достижения целей цифровой трансформации необходимо здоровое мышление каждого сотрудника, здоровое мышление в составе групп, формирование эффективных команд по каждому направлению организационной структуры. Если говорить о цифровизации медицины, здесь можно выделить три ключевых блока: социальный, клинический и биотехнологический, по каждому из них мы работаем.

– Давайте поговорим о каждом из этих блоков: с кем взаимодействуете в Сеченовском университете?

– Прежде всего, отмечу работу в области социальной физиологии, которую мы ведем с физиологами – кафедрой нормальной физиологии под руководством Алексея Умрюхина и психологами – кафедрой педагогики и медицинской психологии под руководством Надежды Твороговой.

Сеченовский университет уникален: здесь работали академики Петр Анохин – создатель теории функциональных систем и Константин Судаков – им основана научная школа социальной физиологии, профессор Юрий Орлов, предложивший новое научное направление – поведенческий подход в психологии, методы развития саногенного – здоровьесберегающего – мышления. Фундаментальные исследования физиологов и психологов в области нейронаук продолжаются. Они не дают мгновенного результата, но некоторые выводы уже сегодня можно применить в области адаптивного мышления, социальных коммуникаций.

Клинический блок: совместно с кафедрой эндокринологии, заведующий кафедрой врач-эндокринолог Валентин Фадеев, мы готовим пилотный проект – курс для пациентов с эндокринными заболеваниями. Цель обучающего курса – улучшить качество жизни, помочь адаптироваться, не подчинять заболеванию всю свою жизнь. Работа в этом направлении актуальна во всем мире. Результаты мы будем оценивать при помощи WHOQOL –опросников измерения качества жизни пациентов с различными заболеваниями. Опросники разработаны Всемирной организацией здравоохранения.

Блок биотехнологий – пока это отдаленная перспектива, но в планах – пилотный проект с НТПБ по внедрению теории функциональных систем в практику биомедицины.

– Каким вы видите результат?

– Отличным результатом, на мой взгляд, будет создание инновационной модели управления здоровьем на основе цифровизации, внедрения новых технологий и научных открытий в области нейронаук.

ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ И КНИГИ
1
Судаков К.В. Функциональные системы
Читать
2
Шаменков Д.А. Открытый диалог. Ключ к осознанному управлению здоровьем.
Читать
3
Судаков К.В. "Информация в деятельности
функциональных систем организма"
Читать
4
Судаков К.В. "Системокванты
Основа голографического построения живых систем"
Читать
5
Судаков К.В. Системное построение функций человека
Читать
6
Александров Ю.И. Системно-эволюционный подход: наука и образование
Читать
7
Ланца Роберт "Биоцентризм"
Читать
8
Аудиокнига: Ланца Роберт "Биоцентризм"
Слушать
9
Теория функциональной системы П. К. Анохина
Читать
10
Книга «Как улучшить сон.
Рекомендации для руководителей и бизнесменов"
Читать
11
Буклет "Принципы Открытого диалога" Д. Шаменков
Читать