ЗДОРОВЬЕ
КЕЙСЫ
Автор статьи — Гульназ Суанбаева, ученица Школы Система управления здоровьем

Ребята, выход из боли есть!


Это открытие случилось со мной где-то месяц назад.

Неожиданно я заметила, что у меня ничего не болит. Как-то незаметно перестала болеть спина, а с этой болью я жила последние лет 16 точно, и вдруг она совсем исчезла. Это открытие было для меня и удивительным, и радостным, и даже немного с налетом грусти какой-то, представьте, как-будто исчезла какая-то часть меня, с которой я уже так сроднилась, и жизни, честно говоря, без нее уже не представляла, шутка ли, ведь она полностью контролировала мою жизнь. Она решала, каким будет мой день сегодня и что мне можно планировать, а что нет, смогу ли я вообще сесть за руль, смогу ли я выйти на улицу, или буду смотреть в окно и думать, глядя на гуляющих во дворе, какое же это, оказывается, счастье, когда ты не ограничен физически. Практически, она контролировала мою жизнь, и вдруг она незаметно так и потихоньку исчезла из моей жизни. Неожиданно выяснилось, что я не корячусь утром перед раковиной, пытаясь найти удобное положение для чистки зубов, вдруг выяснилось, что утром, везя ребенка в школу, я не думаю о том, чтобы поскорее вернуться домой и сделать эти чертовы упражнения, которые врач прописал делать пожизненно, потому что с утра сидеть за рулем было невыносимо больно, вдруг с удивлением обнаружила, что могу пойти в кино, когда захочу, а не ждать когда она позволит, и вообще я могу делать все, что захочу! Вот открытие, так открытие!

А впервые пришла она (боль) в мою жизнь, когда мне было лет 12-13, как-то, полоская постельное белье, набухшее от воды, я почувствовала острую боль в пояснице. Так и пришла она в мою жизнь, родная. Сначала она навещала меня редко, только тогда, когда поднимала тяжести, потом стала чаще, когда делала что-то долго наклонившись, ну а с 1999 года, когда я просто слегла с ней на несколько месяцев… мы уже не расставались никогда. Временами она была просто невыносимой, временами, давая мне хоть какую-то свободу, просто играла на заднем фоне. Когда она все-таки выходила за все рамки дозволенного и, буквально пыталась поработить меня, я много раз пыталась скинуть ее с пьедестала всеми доступными мне средствами. В ход шел весь арсенал и традиционной медицины, и нетрадиционой, и каких-то пограничных вновь появляющихся направлений, и, честно говоря, всяких шарлатанов тоже, сама уже носила обезболивающие уколы с собой напостоянку, но почему-то в итоге улучшения не наблюдалось. А про разные виды корсетов, со спицами и без, еще и в жару 40 градусов под одеждой, вообще отдельный разговор.

Потом уже все чаще и чаще стал подниматься вопрос о хирургическом вмешательстве, пока не я увидела женщину в очереди к врачу, состояние которой было просто плачевным, эффект от операции продержался у нее всего 2 года. Это был знак убираться отсюда подальше. В общем, опять тупик. Конечно, грыжи поясничная, грудная и шейного отдела, были не единственными моими жизненными спутниками на тот момент, периодически к ним присоединялись их разные подружки и друзья в виде хронического тонзиллита, хронического гайморита, холецистита, панкреатита, пиелонефрита, язвы луковицы двенадцатиперстной кишки, кишечных колик, хронического запора, геморроя, варикоза, пародонтита, мигрени, но боль в спине, конечно, была безусловным лидером, и чем дальше, тем больше уже становилась она полновластной хозяйкой моей жизни, контролируя ее тотально. С хирургией параллельно тоже завязался нешуточный роман, отнимавший кучу сил и энергии. Каждая встреча с ней почему то тянула за собой другую, например инфильтрат после аппендэктомии, операция по удалению миомы лапараскопически, закончившаяся полостной операцией, длившейся 3,5 часа с участием трех хирургов из-за какого-то небывалого спаечного процесса в кишечнике, операция по удалению желчного пузыря, закончившаяся прободением белой линии живота и последующих двух операций по пересадке на это место сетки и множественных свищей, после первой. Последняя была в июне прошлого года. И вот, тогда, летом, уже глядя на то, что коллекция корсетов для спины пополнилась еще и корсетами для грыжи передней стенки живота, стою я с ощущением вообще какой-то небывалой безысходности и бессмысленности моей жизни. Сейчас я не хочу подробно описывать мои взаимоотношения в семье и «творческую реализацию» каждого ее члена на тот момент, об этом я уже писала не раз, кстати, по старым записям можно отследить и психосоматику во всей красе.

И вот, находясь в этом состоянии «воспаленного мозга», натыкаюсь я на лекцию Димы Шаменкова, рассказывающего о регенерации ткани. Слава небесам, что меня не оттолкнул его юный вид, хотя, если честно, первой мыслью было то, что «ну чему может меня научить этот юный мальчик». На тот момент моя спальня уже напоминала малый зал общественной библиотеки, где собралась вся более или менее известная литература научно-популярного, духовно-эзотерического, практического направления, хоть каким-то образом касающаяся вопросов здоровья. И, несмотря на свои нерешенные проблемы, наличие этих книг на расстоянии протянутой руки давало мне основание считать себя уже неким экспертом в этой области, этакий «непризнанный профессор» по вопросам оздоровления)))) Короче, эта лекция перевернула мое сознание и ввергла меня в настоящий шок. Я то уже была уверена, что проблемы с костной системой — это приговор, с ужасом думая о надвигающейся немощной старости, а оказалось, что нет! Но не все было так просто, как может показаться.

На тот момент и речи не было о том, чтобы делиться с кем-то на портале своими переживаниями. Боже упаси, мы — восточная страна, где свои законы, и если информация просочится куда-нибудь, то это конец, думала я. Слушала лекции на ютубе, и начала молчать. О том, чтобы сидеть во время ПМ, и речи не было, я могла только лежать. Потом купила курс школы на этот год, и, получив материалы, встретила такое сопротивление, что мало не покажется. Вопрос, где он (ДШ), и где я, не оставлял меня в первое время в покое, и его, как он сам недавно выразился, «высоконаучный бред» казался мне чем-то совсем недоступным для моего понимания. Но я продолжала слушать и слушать, буквально ломая себя, позволяла быть всему во время ПМ, а после личного разговора в феврале этого года (2015 г. — прим.ред.), Дмитрий донес мне, наконец, необходимость поддержки сообщества и деления на портале. Так что, по-честному практикую я только с Нового года (2015 г. — прим.ред.). После поездки на Панган (это вообще отдельная песня!) стала замечать, что на кончике языка стали появляться периодически язвочки, их у меня до этого вообще никогда не было. Думаю, что за новая такая психосоматика появилась, оказалось,что как только попадаю в старые роли или говорю не с момента, а с правоты или долженствования, язвочка тут как тут, сразу больно говорить, хочешь не хочешь, а сразу замолкаешь, как только отследила этот момент, они пропали. Хочу я или не хочу этого, но, получается, что боль пришла в мою жизнь научить меня честно жить и быть здоровой не только физически. Так получается, она мне друг? Или, все-таки, враг? Но, в одном я точно уверена, без нее гораздо лучше.

Так что, здравствуй, жизнь без боли! Я так давно тебя ждала.
На входе в Школу СУЗ было состояние физической и психо-эмоциональной истощенности и ряд физических болезней:

— Внутренние кровотечения (подозрения на диагноз «Неспецифический Язвенный Колит»);
— Аллергия;
— Тромбоцитопеническая пурпура (с 1989 г.);
— Проблемы с сердцем:
* Блокада неполная правой ножки пучка Гиса (ЭКГ 2012 г.);
* Гипертрофия левого желудочка Гиса (ЭКГ 2012 г.);
* Электрическая ось сердца отклонена влево (ЭКГ 2012 г.);
— Постоянная, хроническая эмоциональная подавленность.

Применение практик СУЗ привело к положительной динамике по физическому и психическому состоянию, а именно:

— Внутренние кровотечения – прекратились, обследования показали отсутствие страшного диагноза;
— Аллергия – симптоматика ушла практически полностью (на 99 %);
— Тромбоцитопеническая пурпура (с 1989 г.) – результаты анализов показали незначительную динамику в сторону улучшения, но присутствует эффект ремиссии и отсутствует острая симптоматика болезни — что уже очень, очень много (апдейт 19.10.2016: https://blog.shamenkov.ru/ivan-formanyuk-moy-put-k-zdorovyu/)
— Сердце:
* Блокада (неполная) правой ножки пучка Гиса — динамика в сторону значительного улучшения по результатам (ЭКГ 2013 г.);
* Гипертрофия левого желудочка Гиса – динамика в сторону значительного улучшения по результатам (ЭКГ 2013 г.);
* Электрическая ось сердца — в норме (ЭКГ 2013 г.);
— Постоянная, хроническая эмоциональная подавленность – основную часть времени я нахожусь в положительном эмоциональном тонусе.

Жизнь обретает смысл, когда на опыте ощущаешь совершенство происходящих событий и перестаешь ждать другой, лучшей жизни, осознавая радость от достижения максимального адаптивного результата жизнедеятельности. Это для меня и стало граничной честностью и практикой – быть осознанным и не выпадать в хронический психологический процесс неудовлетворенности жизнью. Именно принятие насущной жизни дает место творчеству и здоровью, иначе я выпадаю из потока жизни. Так получилось, что ключи к счастливой жизни я получил через образование в Школе СУЗ и благодаря стремлению к регулярному беспрекословному выполнению практик системы: честности, практики молчания, целеосознания, а научно обоснованная база знаний является подспорьем, которое привело к результату — здоровью.

Система управления здоровьем дала возможность на эмпирическом опыте проживать процесс становления психического и физического здоровья и осознать истинные Цели. Именно жизненный опыт Дмитрия и научно обоснованные факты дали возможность мне довериться СУЗ и на практике применять все инструменты, которые необходимы для возврата в состояние здоровья и базовой удовлетворенности жизнью.
У здорового человека 150 — 300 тыс тромбоцитов на микролитр крови. А у меня с детства и на протяжении многих лет их было около нуля — врачи писали «единичные в поле зрения»… Проблемы со здоровьем у меня начались в 4 года. Я заболел гриппом и он дал осложнения — у меня стала плохо сворачиваться кровь. Это заболевание иммунной системы, при котором организм не распознает свои клетки — и убивает их. Иными словами, мой иммунитет работал против организма.

С самого детства я жил с риском кровоизлияния в мозг. И плюс еще масса других проблем. Каждый порез долго кровоточил. Чуть ударился — большой синяк. Постоянная сыпь от того, что лопаются капилляры. В школе мне запрещали ходить на физкультуру и уроки труда. Все время прятал от родителей синяки, потому что они очень расстраивались. Однако я не сдавался и старался жить как все.

В 11 лет я сломался. Я понял, что не могу просто поиграть в футбол без последствий для здоровья. Утром просыпался на подушке, залитой кровью, потому что ночью случались носовые кровотечения или кровоточили десны… Друзья, видя синяки, все время спрашивали — что с тобой? Часто приходилось ложиться в больницу.

Один раз я взмолился богу: «За что мне это, дай мне хоть какой-то шанс!» Я отказался от терапии — она мне не помогала. Это было когда я заканчивал школу. Записался на йогу и кунфу. Тело окрепло. Но результаты анализов не изменились. Но все равно — я старался жить обычной жизнь. Окончил Луцкий национальный технический университет. Устроился работать экономистом.

Я жил в состоянии постоянного уныния, потому что не решил свои проблемы. Это была жизнь без смысла. Работа не приносила удовлетворения — сейчас вижу, что все радости заслоняло отсутствие здоровья. Я разучился радоваться. В 2012 году мне диагностировали тотальное поражение кишечника — он весь был в небольших язвах. Назначили курс лечения, я стал пить таблетки.

Впервые я почувствовал, что могу быть здоровым, вкусил это ощущение, на лекции Димы Шаменкова в Киеве. О школе СУЗ и Диме я узнал от своей знакомой, а потом вспомнил о нем снова во время болезни. В октябре 2012 года приехал к нему в Киев на мероприятие — он читал лекцию «10 ключей к здоровью». Помню, что тогда он рассказывал про регенерацию организма. И о том, что именно цель определяет, будем ли мы здоровые, или нет. Соответственно, надо видеть и чувствовать цель. Я понял, что практика молчания запускает регенерацию организма. И я могу полностью восстановить кишечник. Надо просто настроиться на здоровую цель. С этим ощущением я и уехал домой, в Луцк.

Я стал практиковать молчание три часа в день. Я знал, зачем это делаю — во время практики происходит регенерация организма и регуляция сознания. Утром час, в обед — час (я снял кабинет рядом с работой, чтобы практиковать) и вечером. Все это время я восстанавливался. Через три месяца я решил проблемы с кишечником. Болезнь ушла.

Спустя три года количество тромбоцитов поднялось до 60 тысяч на микролитр крови — а ведь было около нуля. Сейчас их то больше, то меньше, но все равно — на уровне нескольких тысяч.

Но вопрос смысла — для чего я живу — еще не был решен. И вот в 2014 году я поехал к Диме Шаменкову на остров Панган, на программу «Глубокое погружение». Я попал в окружение людей, которые сумели реализовать себя в жизни. И это меня очень воодушевило. Приятно и полезно находится в обществе людей, которые живут на полную катушку, занимаются любимым делом.

Когда я приехал домой, мой «день сурка» закончился. Но ощущения наполненности, осмысленности жизни по-прежнему не было. Помогла случайность. Мы с родителями ехали в автомобиле и отец с матерью начали ссориться. Я сначала, как это обычно бывает, стал вмешиваться. А потом успокоился и попал практику молчания. Наша цель — определяет восприятие и состояние в настоящем: я увидел это. Я не переживал, не ссорился, а принимал и молчал.

Когда я принял жизнь, то перестал ожидать другую реальность. Благодаря той ссоре я все понял. Когда есть цель — здоровье — ты понимаешь, что у тебя не должна быть какая-то другая жизнь. Я был в настоящем, и жизнь моя стала наполнена смыслом. Я повторю, потому что это очень важно: цель — действительно жизнь в настоящем.

Неврозы, разочарования, фрустрации, — все это от ожидания другой, лучшей жизни. Люди ходят по земле, не видя смысла в жизни от того, что не принимают, сопротивляются тому, что с ними происходит, вместо того, чтобы прислушаться, куда жизнь направляет. И все проблемы от этого.

Теперь мой девиз: «Где я, там и цель». Это распространяется на все сферы жизни. Или ты полноценно работаешь, например, пишешь какой-нибудь отчет в офисе, а это тоже можно делать со смыслом и удовольствием, или встаешь и уходишь. И так во всем. Если ты не делаешь с удовольствием то, что делаешь — ты обманываешь себя. Надо исключить тотальный обман из своей жизни.

После этого все изменилось. Я ушел с работы. И стал делать то, что нужно для моей реализации. В этом мне очень помогла поддержка людей, с которыми у меня к этому моменту установился глубокий доверительный контакт.

Когда жизнь наполнена смыслом, ты начинаешь понимать, что тебя интересует. Я понял, что у меня другой путь. Но чем заниматься? Выход — в общении, в диалоге. Я позвонил людям, своим знакомым с портала СУЗ, разным предпринимателям, связался с Димой. И понял, что мне интересно развивать СУЗ в Украине. Начал читать лекции, сначала в Волынском государственном университете. Потом стал проводить тренинги с Димой. Постепенно перешел из участников в инструкторы. Сейчас я живу как здоровый человек — иногда занимаюсь спортом, не пью таблетки, позволяю себе все, что делают люди без моей болезни.

Для чего нужна практика молчания. Мы в жизни действуем или в состояния защиты, или в атаке. И поэтому постоянно переживаем стресс, он уже является для нас нормой. А организм восстанавливается только когда чувствует безопасность и не настроен на действие. Это может происходить во сне. И еще — в осознанном состоянии. Надо выделить время (для начала — хотя бы 5 минут в день), чтобы запустить процессы саморегуляции и успокоения сознания.

Вспомнить о своей цели — здоровье. В состоянии тишины я не улетаю в «космос», не занимаюсь визуализацией. В нем нет воспоминаний о прошлом и фантазий на тот счет, каким должно быть будущее. Я знаю: все что происходит сейчас — уместно. Это снимает напряжение и освобождает голову от мыслей. Ничего не надо сейчас решать. Все происходит здесь и сейчас. И я это принимаю.

Я позволяю настоящему моменту — быть. Все мысли, концепции, идеи — уходят. Ты позволяешь мыслям быть все меньше реагируя на них. Я прихожу — к себе. Понимаю, что я хочу. А потом выхожу из практики — и делаю то, что мне по душе.



Иван Форманюк — ученик Школы «Система управления здоровьем» (СУЗ)

Интервью взял Алексей Савкин.
Иван Форманюк: мой путь к здоровью
В 25 лет Евгений весил 185 килограммов. Любые попытки ограничивать себя в еде или заниматься спортом заканчивались неизбежными срывами, и вес возвращался обратно. «Съесть 1000 килокалорий для меня тогда было вообще пустячным делом», — вспоминает он. Практики, входящие в Систему управления здоровьем, помогли Евгению не только привести свой вес в норму (-110 кг), но и полностью изменить свое отношение к еде.

Зависимость от еды у меня сформировалась в детстве. У нас в семье считалось: чтобы достигать результатов, нужна энергия, а черпается она из разного рода удовольствий. Одно из самых простых — это еда: ты ешь, и это дает тебе стимул для достижения каких-то целей. Со временем эта установка усиливалась, и к 19 годам мой вес перевалил за 100 кг, а когда мне исполнилось 25, достиг 185.

Это, разумеется, не могло не привести к массе проблем со здоровьем и с самим собой. Стыд, стеснение, тяжелые отношения с окружающими — все это я «заедал», усугубляя ситуацию. Это был очень тяжелый период в моей жизни: нужно было как-то выходить из него, но чем дальше, тем больше я ел.

Кончиться все могло очень плачевно, поэтому я обратился к стандартным методам борьбы с лишним весом — ограничению в питании и физическим нагрузкам. На них у меня ушло шесть лет, в течение которых я перепробовал практически все, что придумали в этой области: правильное питание, раздельное питание, всевозможные добавки к пище, активный спорт и так далее.

Поначалу это действительно давало результат: за первые 4,5 месяца я сбросил 55 килограммов — для меня тогда это было настоящим прорывом. Казалось бы, все идет хорошо, но внезапно я подхватил воспаление легких. Болезнь была очень стрессовой, и я вновь перестал себя ограничивать в еде. Как результат — вес вернулся обратно. Одновременно с этим усугубились проблемы со здоровьем и меня постигло жестокое разочарование в себе.

Тем не менее я пытался продолжать борьбу с лишним весом, прибегая к самым разным методам, как я их сейчас называю, «костылям» — от гербалайфа до экстрасенсов. Время от времени мне удавалось добиться небольших побед над собой, но эффект был кратковременным: я неизбежно срывался, и килограммы возвращались обратно.

Сейчас, спустя несколько лет, я понимаю, почему все эти методы не помогали и, собственно, не могли помочь. Главный принцип снижения веса с точки зрения физики состоит в том, что нужно тратить больше, чем потребляешь, иначе говоря — меньше есть и больше двигаться. Думаю, нет человека, который не понимал бы это — тем не менее проблема похудения остается насущной для тысяч людей. В чем же проблема?

Дело в том, что любые ограничения — это, по сути, борьба с самим собой, вызывающая сильное внутреннее напряжение. Чем больше мы себя ограничиваем, тем больше тратится энергии, а энергию мы привыкли восполнять той же едой. Получается замкнутый круг: поначалу мы сбрасываем вес, получаем приток энергии от результата — но как только эта удовлетворенность падает, мы начинаем искать способы ее компенсации. И тут в ход идут любые методы — я, например, подсаживался на фильмы и сериалы. Любые ограничения неизбежно приводят к
«просадке» энергии, которую надо как-то восполнять — поэтому мы либо возвращаемся к прежней зависимости, либо приобретаем новые. Известно, что, бросая курить, человек часто набирает вес — во многом это происходит потому, что он пытается возместить недостаток энергии с помощью других удовольствий.

Есть еще много нюансов, которые объясняют, почему нам так сложно заставить себя есть меньше. Во-первых, следуя указаниям различных диет, мы перестаем прислушиваться к тому, что действительно хочет наш организм. Представьте, что вы хотите в туалет, но врач говорит вам: нет, пока рано, будет полезнее сходить через три часа — и с питанием примерно то же самое. Чем больше вы насилуете свой организм, тем больше возникает проблем.

Во-вторых, любая диета, связанная с ограничениями — это всегда стресс. А стресс закономерно приводит к нарушениям в работе пищеварительной системы. Например, организм решает, что раз еды стало меньше, нужно делать запасы на черный день, и вместо того, чтобы перерабатывать пищу, начинает ее откладывать.

О Системе управления здоровьем Дмитрия Шаменкова я впервые услышал в 2013 году. И первый важный (и на первый взгляд парадоксальный) урок, который я усвоил, когда пришел сюда — необходимость отказаться от ограничений и насилия над собой.

«Подключался» я очень медленно: оглядываясь назад, я понимаю, что этот путь можно было пройти за год-два — особенно при тех возможностях, которые сейчас есть у портала. У меня он занял три года; но несмотря на откаты, несмотря на достаточно низкую интенсивность моих практик, я в итоге пришел к тому, что вес начал стабильно снижаться — и летом прошлого года он пришел в полную норму. Параллельно отношения с семьей вышли на новый уровень: мы с женой начали больше открываться друг другу и делиться своими переживаниями.

Решение, которое помогло мне прийти к тому, что есть сейчас – это естественное питание: нужно научиться слышать, что хочет организм, предоставлять ему это и получать от этого удовольствие.

Мы все очень сильно зависим от удовольствий, и еда — один из самых привычных его источников. Ты съел что-то вкусное — и тут же почувствовал локальное счастье. Зависимость может формироваться разными путями: для кого-то в радость просто посидеть на кухне, попить чай, ощутить семейный уют — и он, соответственно, начинает больше есть. Другой любит общаться за обедом — и в итоге прием пищи растягивается, а потребление увеличивается.

При этом мы часто пренебрегаем обратной связью от организма, который подает нам сигналы, что ему не нужно столько еды. Например, когда я переедал, я часто чувствовал тяжесть, случались несварения, боли — но я избегал этих ощущений: пил «Мезим», а чтобы отвлечься, смотрел телевизор или общался с друзьями. «Закрываясь» от этих сигналов, я одновременно ставил блок и от всех остальных ощущений.

Благодаря Системе управления здоровьем я понял, что для внутреннего удовлетворения не нужны какие-то внешние стимулы, вроде еды или кино. Сейчас я чувствую себя удовлетворенным по умолчанию — просто находясь здесь и сейчас, не совершая каких-то действий. Чтобы достичь такого состояния, нужно первым делом открыться своим ощущениям, наблюдать за ними, прислушиваться к обратной связи, которую дает тебе организм. Причем эта обратная связь не всегда отрицательная: например, когда у меня получалось не переедать, я чувствовал легкость, фиксировал ее в голове и получал от этого ощущения удовольствие — и с каждым разом мне все меньше хотелось съедать больше, чем нужно.

Поначалу у меня, конечно, не получалось находиться в активном наблюдении за собой: мое внимание постоянно перетягивали на себя другие мысли, задачи, тревоги. Но постепенно даже такое фоновое, неактивное наблюдение стало помогать мне открываться для обратной связи. Сейчас я, по сути, нахожусь в непрерывном наблюдении за тем, что со мной происходит, какие ощущения испытывает мой организм. Я могу поднести руку к продуктам и почувствовать, что я хочу: организм подсказывает, что ему нужно, а что доставит дискомфорт.

Но одновременно с этим прогрессом оставались и другие блоки: так, мне не хватало умения принимать себя таким, какой я есть, и честно выражать свои переживания. И здесь мне очень помогло общение на портале и особенно — работа в мини-группах. Благодаря этому я начал через принятие других принимать себя, ощущать себя в моменте — и чем дальше, тем меньше контроля и сопротивления было в моей жизни, и тем чаще я чувствовал удовлетворение, просто находясь в настоящем и не пытаясь быть кем-то другим.

Это новое ощущение стало для меня новым источником энергии взамен прежних удовольствий. Да, иногда желание что-то съесть в качестве компенсации все же всплывает. Но теперь я могу принять его, побыть вместе с ним — и через какое-то время оно растворяется. А даже если я чувствую, что оно остается, я просто уступаю ему и в процессе наблюдаю за собой. И так с каждым разом моя внутренняя система становится все более и более устойчивой к подобным импульсам.

Итак, основной ключ к успеху заключается в наблюдении над собой и получении обратной связи от организма. Здесь мне очень сильно помог дневник: когда фиксируешь то, что с тобой происходит, ты не только начинаешь сильнее это переживать — у тебя открываются глаза на то, что раньше оставалось закрытым. Например, я мог осознать, что переел потому, что мне жалко было выкинуть еду, или из-за того, что мама могла расстроиться — и так далее. Так я глубже погружался в причины своих проблем.

Вначале я записывал в дневник только формальные сведения: что было съедено, когда и сколько. Это помогало мне более осознанно относиться к тому, что я принимал в пищу. Но со временем мое внимание стало переключаться на переживания: если у меня возникало желание пойти есть, и я понимал, что внутренне ему сопротивляюсь, потому что нельзя — я садился за компьютер и начинал подробно записывать все свои ощущения. Это занятие могло отнять у меня целый час — и к концу этого времени желание есть пропадало, потому что я уже понимал, что мной движет, и пропускал это через себя.

Второй важный инструмент, который помог мне избавиться от зависимостей — «Практика молчания». По сути, эта практика погружает тебя в более тесный контакт со своими чувствами и переживаниями, позволяет осознать свои цели и избавиться от контроля. Тем самым ты насыщаешься энергией, и желаний что-то компенсировать становится все меньше.

Напоследок хочу сказать, что весь мой путь к здоровому питанию не был гладким: время от времени я от него отклонялся — и это неизбежный процесс, в котором нет ничего страшного. Главный ключ, который я для себя открыл — настоящесть. Если быть настоящим и в настоящем, выражая и принимая все, что есть сейчас внутри тебя — ты неизбежно будешь возвращаться к здоровым целям и хорошим ощущениям, а старые стереотипы постепенно исчезнут.
Евгений Щепин: как преодолеть зависимость от еды
«У меня был финансовый достаток, BMW, «Мерседес» — а я не мог ничего с этим делать, просто лежал на кровати и повторял себе: «Лишь бы выжить».

Гепатит, фиброз печени, позвоночные грыжи, депрессия, панические атаки, зависимость от алкоголя — давая все больше сбоев, организм Дмитрия в итоге подвел его к критической черте. Благодаря Системе управления здоровьем Дмитрию удалось не только выбраться из кризиса, но и решить ряд других проблем.

Установка «надо» всегда была для меня в жизни ключевой. Надо было больше заработать — и я начал развивать свой бизнес. Не жалел себя, брал огромную нагрузку, а справиться со сложностями и стрессами помогал алкоголь. Мне казалось, что он придает мне энергии, и я разгонялся еще больше: работал, выпивал — и так до бесконечности.

Разумеется, это не могло не сказаться на здоровье: начал болеть живот, анализы показали гепатит С. Но моего поведения это не изменило — я так же пил, с головой уходя в бизнес. Постепенно сигналы, которые подавал мне мой организм, было все сложнее не замечать — появились первые признаки панических атак: время от времени я впадал в полуобморочное состояние, будто падал и видел себя со стороны. В голове стали возникать мысли, что я схожу с ума.

Состояние усугубила противовирусная терапия, которую я решил пройти от гепатита: прописанные лекарства угнетали нервную систему, и в итоге мне стало только хуже. Я не спал, начали проявляться симптомы вегето-сосудистой дистонии, у меня обнаружили фиброз печени IV степени. Иногда наступали моменты полного бессилия, когда я вроде бы осознавал себя, но не мог ни шевелиться, ни говорить: просто лежал на кровати в слезах. В другие моменты, наоборот, всплывала установка «надо»: хотелось куда-то бежать, что-то решать — казалось, иначе я что-то упущу. Все это усиливало нервное напряжение, которое неизменно сменялось периодами абсолютного упадка сил.

На тот момент мне было всего 35 лет. Я сидел на массе таблеток: от желудка, от печени, на антидепрессантах. Но они мне не помогали: день ото дня состояние ухудшалось. Организм колотило, скакало давление, щемило сердце, приходилось вызывать «скорую». Страшно болел позвоночник, сковывало шейно-воротниковую зону, заодно мучили сильные страхи: страх смерти, страх лишиться денег. Я лежал и думал о том, лишь бы выжить. Про бизнес, естественно, пришлось забыть: частично пустил его на самотек, частично — взвалил на родственников.

Поворотным моментом для меня стало интервью с Дмитрием Шаменковым, которое я увидел в передаче «Наука о душе» с Александром Гордоном. Все, что он говорил, отозвалось у меня внутри: внутренний компас словно дал понять, что это именно то, что мне нужно. Я нашел в интернете его лекции, и пока смотрел их, мне казалось, что все они рассказывают обо мне.

Лекции я слушал около полугода: периодами становилось лучше, но из своего состояния выйти я все же не мог. Тогда я договорился с Дмитрием на онлайн-консультацию, где описал ему свою ситуацию. Мы обсудили ее, Дмитрий порекомендовал сдать мне ряд анализов — а на следующей консультации велел отказаться от всех лекарств, которые я в себя закидывал пачками, и вместо них заниматься практикой молчания.

Поначалу процесс шел тяжело: я не мог высидеть больше пяти минут практики: мозг никак не успокаивался, организм продолжало колотить — казалось, что я схожу с ума. Тогда я начал читать дневники других участников комьюнити на портале, делиться с ними своими ощущениями, рассказывать, что у меня не ладится с практикой. И в ответ я получил очень мощную обратную связь: меня поддерживали, объясняли, что это нормально, советовали продолжать — и именно это во многом подтолкнуло меня двигаться дальше. Выбраться из такого состояния в одиночку очень сложно: человеку нужна помощь окружающих, и я очень благодарен за это сообществу SUZ.

Постепенно я стал увеличивать время практики молчания: доводил время до семи минут, потом десяти, пятнадцати, двадцати — и тут начали проявляться первые результаты. Когда возникали какие-то проблемы, одолевали страхи, раздражение — я обращался к практике, и все негативные эмоции исчезали. Иногда практика даже могла заменить мне прием таблеток.

Один за другим стали исчезать симптомы болезней: уходили боли, страхи, тряски организма. Благодаря регулярной практике мой мозг, который раньше не замолкал ни на минуту, куда-то тащил меня, заставлял что-то делать, начал постепенно замолкать. И в эти моменты тишины я смог посмотреть на свою жизнь со стороны, услышать свои истинные потребности, которые раньше не замечал.

В какой-то момент я понял, что источник всех проблем был во мне самом. Раньше моя жизнь строилась на сплошных искажениях: неискренние отношения с женой, постоянные обманы в бизнесе. Я осознал свою эгоцентричность, увидел, насколько я был зациклен на собственной правоте, стремился во что бы то ни стало отстоять свою точку зрения — именно это эго и привело меня ко всем моим проблемам.

Вторым важным фактором на пути к выздоровлению стала честность: как только я убрал ложь из своей жизни, у меня освободились огромные ресурсы энергии. И, разумеется, очень помогла информация о физиологии организма, которую я почерпнул во время обучения в SUZ. Но главным инструментом исцеления стала все же практика: благодаря ей я с каждым днем все яснее видел, что именно привело меня к кризису.

Постепенно жизнь стала налаживаться. Мне становилось спокойнее, исчезли страхи, среди них и страх смерти. Я начал спокойно реагировать на какие-то вещи, которые раньше выводили меня из себя. Снизилась вирусная нагрузка, перестал болеть позвоночник. В 2012 году Дмитрий Шаменков помог пройти мне полное обследование спины: тогда врачи нашли три грыжи и несколько протрузий. Сейчас уже год как позвоночник полностью перестал меня беспокоить, и это — без какого-либо лечения: только практика молчания с прямой спиной и время от времени, когда «просит» тело — обычная гимнастика.

Изменились привычки в питании: раньше я не мог отделаться от мыслей, что есть «надо», а что — вредно. Но при этом я употреблял алкоголь, пил пиво с сухариками, а весил около 96 килограммов. Пытался бегать — и сразу брал дистанцию в 10 километров, потому что «так надо» — и это при моих-то проблемах с алкоголем и здоровьем в целом! Сейчас у меня гораздо меньше ограничений в еде: выбираю то, что просит организм, но стараюсь придерживаться правильного питания, полностью отказался от алкоголя — и постепенно вес снизился до 78 килограммов. Пробежки остались, но теперь я занимаюсь ими в свое удовольствие, когда возникает такая потребность, а десять километров сократились до полутора-двух.

Изменения коснулись не только здоровья, но и других сфер жизни. Во время болезни я, разумеется, не мог уделять внимание бизнесу. Теперь я наконец чувствую в себя силы двигаться дальше, с новыми мыслями и новым пониманием, в какую сторону развиваться.

Кардинально изменились отношения в семье: мы с женой стараемся быть друг с другом максимально искренними, выражать все свои чувства и принимать себя такими, какие мы есть. Этот принцип я применяю и в общении с другими людьми: когда ты не пытаешься кем-то казаться, не надеваешь на себя маску, жизнь становится намного легче. Я стал больше времени уделять сыну, его воспитание — одна из самых важных и приятных вещей в моей жизни.

Мои взгляды на жизнь претерпели сильные перемены. Я понял, что главное – это люди, которые тебя окружают, дети, родители, мир на земле — вещи, которые еще лет пять казались мне банальными. Я осознал, как работает принцип обратной связи, что все к тебе возвращается по принципу бумеранга. Это касается и воспитания детей: ребенок всегда впитывает то, что видит в тебе, поэтому воспитывать можно только собственным примером — сейчас я это наблюдаю в отношениях с сыном.

Мой путь к здоровью — душевному и физическому — занял два года и семь месяцев. Конечно, он не был легким: были и откаты, и мысли, что ничего не помогает. Но я всегда ясно ощущал движение вперед и поэтому не бросил работу над собой. Сейчас я могу с уверенностью назвать себя счастливым человеком, хотя, конечно, в моей жизни все еще есть определенные искажения и долженствования — но их уже нельзя сравнить с тем, что было три года назад.
Дмитрий Горлов: как избавиться от боли, страхов и зависимости